Мугивара
I'm not really bad I'm just made up of bad things
ВНЕЗАПНО

Название: Розыгрыш
Автор: Мугивара
Бета: life88
Фандомы: B1A4, Block B, B.A.P.
Персонажи: Чжинён, Зико, Ёнгук + упоминание мемберов всех групп + Упоминание Ёнвона (Dalmatian)
Жанр: юмор, стеб
От автора: первое апреля - никому не верю. Бедные дети, за что я их так. Напоминаю, что все написано исключительно ради смеха, просьба не воспринимать всерьез.
Предупреждения: намеренное искажение некоторых реальных фактов в пределах разумного


Профессиональный праздник айдолы отмечали с размахом. На первое апреля было приготовлено чуть больше, чем дофига приколов друг над другом, фанатами, менеджерами, продюсерами, съемочными группами различных шоу и вообще над всем, что могло хоть как-то отреагировать на троллинг. Началось все с банальной смены дизайнов в фанкафе, аватарок в социальных сетях, названий профилей и прочей чуши, призванной запутать фанатов и вызвать масштабный резонанс в фан-сообществе. Когда же несчастные относительно успокоились, поглядели на календарь и принялись строчить послания, состоящие в основном из смайликов и "ололо", айдолы перебрались на другую ступеньку, начав издевательства друг над другом.

Несчастный Ёнвон, которому не повезло родиться первого апреля, получил в подарок коробку в его рост, наполненную плюшевыми далматинцами, после чего долго объяснял своим соседям, что пятнистые двери на их этаже появились сами по себе, и он тут не при чем. Собрание жильцов тяжко вздыхало, пока парень с нарисованными на лице пятнами, втирал им что-то про редизайн дверей. В зеркало Ёнвон додумался посмотреть только ближе к полудню, после чего старательно объяснял группе, что он о них думает и в каком гробу видал дурацкие приколы. Выслушали его очень внимательно, после чего зарядили в не до конца отмытое от пятен лицо не менее пятнистым тортом.

Кто-то начал день с далматинцев, а Бан Ёнгук проснулся от дикого вопля. Рванулся вперед, пытаясь встать, но не приподнялся даже на сантиметр, так и оставшись лежать в кровати. Дальше общага сотрясалась уже от криков лидера, сообщающих группе, в какой ситуации они оказались и что лучше бы им сейчас всем спрятаться, пока он не отодрался от матраса. Ёнгук уже отчаялся оторваться от кровати, когда рядом появился Химчан с ножницами и разрезал скотч, которым лидер был основательно примотан к кровати. Еще пара минут ушла на то, чтобы относительно успокоившийся Гук оторвал от себя ошметки клейкой ленты, выяснил направление разбудившего его вопля и, вооружившись отобранными у ржущего Химчана ножницами, пошел чинить беспредел.
Через полчаса в общежитии группы B.A.P стало относительно спокойно, а Ёнгук заметал осколки чашки в совок. Ему посчастливилось отведать соленого кофе по рецепту Ёндже, а кружке не посчастливилось почувствовать на себе реакцию лидера. На кухне в рядочек сидели примотанные к стульям скотчем Зело, Чоноп и Дэхён. С ними должны были быть еще и Химчан с Ёндже, но они, почувствовав, что близка лидерская расправа за первоапрельские шутки, слиняли куда подальше.
Прочитав в третий раз лекцию о том, что первое апреля не повод разыгрывать лидера, Ёнгук помахал ручкой примотанной к стульям троице и удалился на тайную встречу.

К воплям в общежитии Чжинён привык, поэтому совершенно не удивился, когда вместо будильника услышал крик Сандыля с верхней кровати. Рука лидера, которая казалась странно холодной, привычно потянулась к лицу.
В следующую секунду заорал уже он, почувствовав на лице что-то холодное и влажное, а из-за двери раздалось дикое ржание Баро и Гончана. Оттирая с лица пенку для волос, Чжинён вспомнил, какой сегодня день, и содрогнулся — первого апреля было опасно выползать из кровати. Пролетевший мимо Сандыль рухнул на пол с громким шлепком и на четвереньках убежал вершить правосудие. Краем глаза лидер заметил, что лицо мэйн-вокалиста разрисовано его карандашами для глаз, и сорвался за ним вслед, вершить правосудие по собственным мотивам.
Догнать удалось только Баро — Гончан успел закрыться в ванной. Свет ему тут же выключили, пообещав устроить сладкую жизнь чуть позже, а вот несчастному рэперу досталось по полной. Стульев в общаге не водилось, поэтому его примотали скотчем к табуретке, связав руки его же найденным в закромах галстуком, после чего долго и со вкусом разрисовывали лицо испорченными карандашами для глаз.
В общем веселье не принимал участие Шину, который не то что не встал, а даже не проснулся. Чжинён, зашедший в спальню за сумкой, предпочел не распутывать паутину ниток, натянутую над кроватью сопящего Шину. Судя по непонятным черным линиям, заканчивающимся где-то у его уха, дети с карандашами добрались и до него.
Заходить на кухню лидер не стал, решив позавтракать где-нибудь по пути, но, ради интереса, засунул палец в сахарницу. Убедившись, что там, как обычно для первого апреля, соль, Чжинён оставил общежитие на растерзание веселящимся одногруппникам и отправился на таинственное собрание, не предупредив о своем уходе.

Чихо, будучи слишком опытным в подобных делах, спать просто не ложился и торчал всю ночь на кухне, попивая кофе. Первым ему попался Чихун, который в четыре часа утра выполз из спальни с бутылкой в руке. Почти сразу же маннэ развернули в обратную сторону и, сопроводив лидерским «пинком любви», отправили спать. Через полчаса на свет божий выползли Джехё и Кён, о чем-то тихо переговариваясь. Ангела возмездия, в лице Зико, они обнаружили только натолкнувшись на него в полной темноте. Помахав руками, оба прикинулись вениками и слились в сторону спален на космической скорости, пока лидер махал им вслед отобранной бутылкой.
Когда уже начало светать, стараясь быть максимально незаметным вышел Минхёк с пакетом и прополз во вторую спальню. Выполнить запланированное не удалось — едва Бибом склонился над первой кроватью, как на его плечо легла тяжелая рука и спокойным голосом лидера поинтересовались, с какого хрена он не лежит в своей кровати и не видит десятый сон. Тихо икнув, Минхёк уронил пакет и, громко топая, свинтился спать. Чувствуя, что сейчас точно что-то произойдет, Чихо покидать спальню не стал. Чутье не подвело — из-под подушки Квона донеслось жужжание телефона, поставленного на вибро-режим. Танцор завозился, сел на кровати и принялся что-то искать под матрасом. Получив по лбу и осознав свою ошибку, Квон рухнул обратно и закопался под одеяло, представляя, что его ожидает утром.
С чувством выполненного долга Чихо отправился на кухню, где выпил еще две чашки кофе, после чего, дождавшись часа Х, отправился на запланированную встречу. Едва за ним закрылась дверь, как по общаге пронесся дикий вопль: «Парни, атас», и первое апреля для Block B началось официально.

- А менеджер чо?
- В курсе, естественно. Ты же своего предупредил?
Гук издал непонятный звук и поскреб затылок. Он никак не мог привыкнуть, что обо всех действиях нужно докладывать в подробностях и раз по десять, предварительно нарисовав карту своих перемещений.
- Ну, позвонит, если что,- отозвался Чихо, выглянув на озадаченное лицо блондина.
Сам он уже минуты полторы листал список пропущенных вызовов и принятых сообщений от Кёна.
- У меня нет телефона.
Тут присвистнул уже Чжинён, что-то рассматривавший на экране ноутбука.
- Тогда, брат, ты попал. Можешь вернуться, пока не поздно, - выдал он, щелкая мышкой, выделяя кусок текста.
- Хрен я вернусь в этот балаган, - пробасил Гук, закрывая лицо ладонями. - Там мелкие вообще охренели. Я их вроде успокоил, но как Химчан вернется, их там вообще понесет. Я, правда, когда уходил, их к стульям примотал. Только не думаю, что это поможет.
- А чего они? - Чихо оторвался от телефона. - Скотч? Соль вместо сахара? Клей?
- Карандаши для глаз? Пенка для волос? Нитки вокруг кровати? - продолжил Чжинён. - Или они оригинальные?
- Не оригинальные.
Два лидера снова уткнулись в электронные девайсы, пока Гук вздыхал и вспоминал отжиги мелких.
- Мои, - снова ожил Чихо, держа на вытянутой руке вибрирующий телефон, - в прошлом году унитаз прозрачной пленкой замотали.
- Они, кажется, от моих набрались. - Чжинён покачал головой, - Та же фигня была.
- Вы чего такие спокойные-то?
Ёнгук глянул на возящегося с камерой лидера B1A4.
- А чего трястись. - Тот распутывал провода. - Пока ничего не началось еще.
- У тебя телефон звонит.
- А, это Шину. Забей.
С удивлением Гук наблюдал за двумя лидерами, которые занимались своими делами и даже не думали волноваться. У них было еще полчаса до начала тайного плана, названного: «Месть великая и всепоглощающая за шутки и издевательства над лидерами прекраснейшими». Ну, или кратко: «Розыгрыш».
Инициатором идеи был, разумеется, Чихо, которого задолбал балаган в общежитии каждый год. Чжинён поддержал его полностью просто потому, что у них тоже на первое апреля творился такой цирк с конями, от которого он уже порядком устал. Каким образом к ним присоединился Ёнгук они так и не поняли, просто Чихо умудрился подговорить его то ли на съемках, то ли после съемок, то ли пересеклись где еще и разговорились — тем не менее, Гук к ним присоединился с радостью. И три лидера приступили к созданию коварного плана.

- Алло, это Чжи...
- Ты вообще где? - заорал Шину в трубку. - Мы тебя полдня ищем!
- Успокойся. Вы можете выйти вниз? Поднять кое-что надо.
С трудом отпинав Сандыля, который засел за баррикадой из перевернутого стола и оборонялся водяным пистолетом, и по пути вытащив из кухни Гончана с Баро, наперебой предлагающих ему жвачку, мороженое, чипсы и кофе одновременно, Шину сайгаком унесся вниз.
Когда же они вернулись обратно, так и не обнаружив никого на улице, их ожидал мини-вариант апокалипсиса.
- А где Чжинён... - начал Гончан, заглядывая в квартиру через плечо окаменевшего Шину, - Святый боже!!!
Воплю, который издал Сандыль, протиснувшийся в общагу следующим, мог бы позавидовать Чанмин.
Орать было от чего — по полу в случайном порядке были разбросаны окровавленные футболки, непонятные куски ткани, оторванные ножки табуреток, какой-то хлам и, главное, три тела. Из спины одного трупа торчал топор, в голове другого застряла пила, а у руки третьего валялся пистолет. Все трое были, без сомнения, мертвы.
Дальше начал истерить уже сам Шину, нарезая круги вокруг всего этого бедлама и думая, куда в первую очередь позвонить — в полицию, скорую или менеджеру. У входной двери Баро откачивал Сандыля, хлопнувшегося в обморок, когда один из «мертвецов» внезапно зашевелился и сел. Словно по команде поднялись двое других и начали собирать разбросанный вокруг мусор и прикручивать к столу ножки. Бывший труп, у которого из спины все еще торчал топор, подошел к доселе незамеченному никем штативу и снял с него камеру.
- Выдвигаемся дальше.
Только тогда до Шину дошло, что их разыграл собственный лидер, который сейчас топал на выход, что-то объясняя компаньонам. Один из них точно был Чихо из Block B, а второй, судя по выбеленной шевелюре, щедро облитой кровью, был из недавно дебютировавших B.A.P.
- Привет, Чихо-хён. Привет, Ёнгук-хён, - пробормотал Гончан, тупо глядя на проходящих мимо окровавленных людей. Те помахали ему в ответ, перешагнули через валяющегося на полу Сандыля и ушли вслед за Чжинёном.


- Кто спер мой крем?
Джехё бегал кругами по спальне, прикрывая лицо полотенцем. Свесившись с кровати на него таращился радостно лыбящийся Юквон, на лице которого было написано что-то недоброе.
- Я видел его на полке в ванной.
Со скоростью света ольчжан скрылся там. Про себя Квон отсчитал пять секунд и затаился. Общагу снова разорвал нечеловеческий громкости вопль.
- Какая скотина налила в него краску?!
С кухни раздался дружный хохот, перетекающий в откровенное ржание.
Истерику перекрыл жуткий грохот распахивающейся двери и громкий крик:
- Ложиться на пол лицом вниз!
Юквон шарахнулся с кровати и подполз к двери, пытаясь выяснить, что происходит, кто все эти люди и не сошел ли он с ума. Прямо перед ним пронесся кто-то с автоматом в руках и черной маской на лице.
- С этой секунды вы - наши заложники, - возвестил второй человек, наставивший автомат на лежавших на полу парней. Голос показался Юквону подозрительно знакомым, но понять, где его слышал, он так и не смог — в спину ткнули дулом автомата и приказали лежать смирно. Нападавших было трое — один в кухне, один, судя по воплям, застал Джехё в ванной, а третий стоял у спальни.
- Ну что, господа, не рыпаемся, ведем себя хорошо и, может быть, мирно разойдемся.
Пробасил тот, что стоял рядом с Юквоном, и помахал автоматом, заставив остальных до этого момента мирно лежавших на полу парней громко выдохнуть.
- Так, парни, я закончил, поехали дальше.
Донесся жутко знакомый голос из ванной. Стоявший в кухне человек опустил автомат и стащил маску, под которой обнаружилось знакомое лицо лидера B1A4, а тем, кто тыкал в спину Юквоном автоматом, оказался никто иной как Бан Ёнгук. Третьим же из ванной вывалился Чихо и, гордо подняв голову, прошествовал к выходу.
- Там Джехё в обморок хлопнулся, откачайте его.
Вслед ему донеслось дружное мычание и тяжкие вздохи.


- Слушайте, я знать не хочу каким образом это вообще случилось!
Ёнгук хохотал в голос, оперевшись на стенку, чтобы не упасть. Последним местом для розыгрыша было общежитие именно его группы, и к этому моменту он готовился долго и со вкусом. Только вот розыгрыш испортили.
- Да твои парни прямо волшебники! - Чихо ржал на полу уже минут пять и останавливаться явно не собирался. - Даже мои на такое не способны!
- Мои уж точно. - Чжинён уже плакал от смеха. - А этих даже разыгрывать не надо. Все дело насмарку. Молодцы, ребята!
- Это точно какая-то магия!
- Волшебный порошок!
- Колдунский скотч!
- Такого слова нет.
- Считай, что я изобрел его. Как твои ребята изобрели этот потрясающий способ разыграть самих себя.
- Вы как это ваще провернули? - сквозь смех саркастически поинтересовался Ёнгук, и мычание было ему ответом.
Перед тремя бьющимися в истерике лидерами стояли пять стульев, к которым скотчем были примотаны пять блондинов с залепленными скотчем ртами.

@темы: fanwork: Fanfiction, genre: Humor, member: jinyoung, rating: PG-13, size: Mini, type: Crossover